Система Станиславского себя изжила!

Опубликовано: 64 дня назад (1 ноября 2014)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
Артём Тетюхин
........
Но по тому -же Питерскому ТВ,пускай и местному,начали обсуждать проблемы театра, в том числе и Система Станиславского(убивающая театр)так говорят актёры,режессёры...деятели театра.
Ругайте меня,но это так.
Глядишь и школа представления востановится,а не этот инкубатор "Социалистический реализм".
Защита прав на рисунок | А тУт мОжнО пОгОвоРиТь о НабОЛевшЕм, О ЖиЗнИ и Прочем, ПрОчЕм ПроЧЕм...
Виноградов Виноградов # 28 ноября 2014 в 09:46
удивительно, все лучшие театры опираются на Станиславского, а тут "изжила". перечитайте, примените на практике и будет Вам счастье, поймёте, что не "изжила".
Анастасия Матвиенко # 28 ноября 2014 в 12:14
Проверенная,надежная и простая. Не нравиться прелагаем свою))
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 00:55
Что такое система Станиславского?
ПОЛНОСТЬЮ http://www.openspace.ru/theatre/events/details/35670/
Марина Давыдова · 04/04/2012
ИННА СОЛОВЬЕВА рассказала МАРИНЕ ДАВЫДОВОЙ, как родилась знаменитая система и почему ее не надо преподавать
© Анна Всесвятская

— Вот представьте себе, что я человек, который слышал фамилию Станиславский, но не знает, что такое эта самая его система, и думает — это нечто вроде математического закона, который он когда-то вывел. Что бы вы рассказали ему про систему?

— Я бы сказала, прежде всего, простейшую вещь. Никакой системы не существует.

— Да-а??

— Станиславский говорил о ней «моя так называемая система». Кем называемая, не очень понятно. Не я ее так
Читать!
«Действенный метод – бойкот государства»
Тату в России: от великого князя Михаила до Константина Кинчева
Большой между рутиной и «Драгоценностями»
Топ-5: революционеры в кино
«Победить Путина можно, только отобрав у него большинство»
окрестил — мог бы он добавить. Складывается ли все то, что он думал по поводу актерского творчества, в какое-то стройное здание, организм, существо (лучше всего тут было бы употребить слово «существо»)? Видимо, складывается. Повредил ли он сам и его последователи этому существу тем, что захотели его описать по кусочкам, анатомировать? Думаю, безусловно повредили. Анатомия не вредит трупу, но если мы будем анатомировать живого человека, это совершенно точно не пойдет ему на пользу.

— Хорошо, тогда я спрошу: что же стояло за рождением этого так называемого существа?

— А стояла чрезвычайно простая вещь. Станиславский был человеком малодисциплинированным и воспитанным в доме, в котором каждый делал то, что хотел. Это был очень хороший дом — добрый, щедрый, веселый, прелестный. Жизнь в нем не требовала по своей благородной природе никакой дисциплины. Тут в любую минуту готовы были что-то хорошее сделать. Сыграть на сцене в том числе. Не прежде всего, а именно в том числе. «Хотите, мы вам сыграем водевиль?» Гости обычно отвечали: «Хотим!» Поскольку ты задаешь этот вопрос, ибо сам в эту минуту хочешь сыграть, все прекрасно. Имеет ли это все отношение к системе? Имеет.

Очень сложным оказывается момент, когда Станиславский становится актером — сначала полупрофессиональным (в Обществе искусства и литературы), а потом профессиональным. В Обществе продают билеты, там назначают спектакли, значит, в этот вечер точно надо играть. Тут, как порядочный человек, КС начинает чувствовать ответственность. Он ведь принадлежал к купеческой семье, в которой очень гордились, что за всю историю существования фирмы не было ни одного опротестованного векселя. Фирма Алексеевых была очень богатой и очень крупной. Золотую нить они начали тянуть с XVIII века, на это был большой спрос, она нужна была для мундиров, для митрополичьих риз. Станиславский сам, к слову, усовершенствует станок, чтобы тянуть эту нить, и на этом во многом будет потом основано дальнейшее процветание фирмы. Он даже ездил в Англию, чтобы получить патент на свое усовершенствование. Деловой был мужчина и — как все в семье — исключительной честности.

А проданный билет — это как вексель. Он не должен быть опротестован. ....................
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 13:27
ПОЛНОСТЬЮ ЗДЕСЬ http://oteatre.info/chto-takoe-sistema-stanislavskogo/

Что такое система Станиславского?

Марина Давыдова
№10, 2013
конференция, круглый стол

thumb_10809_news_billboard

В конце 2012 года в Карельской гостиной петербургского Дома актера состоялась конференция «Станиславский: за и против» (модератор — Марина Давыдова). Речь на ней шла не столько о Станиславском вообще, сколько о его системе. Дискуссия была жаркой, многолюдной и длилась четыре с лишним часа. Журнал Театр. печатает ее с некоторыми сокращениями, постаравшись, однако, бережно сохранить слова принявших в ней участие режиссеров — Константина Богомолова, Камы Гинкаса, Андрея Могучего, Люка Персеваля, Тимофея Кулябина, Андрея Бартенева и Андрея Жолдака.

МД: Юбилейные конференции имеют обыкновение превращаться в разговоры ни о чем. Поэтому я призываю выступающих: давайте не будем многословно рассказывать, каким великим был К. С. Это более или менее для всех очевидно. Давайте постараемся ответить на самый важный вопрос, что такое для вас лично его знаменитая Система. И что такое она в принципе. Готовясь к нашей дискуссии, я начала перечитывать литературу по этой, весьма запутанной теме и, признаться, еще больше запуталась. Я столкнулась с множеством противоречивых дефиниций. С одной стороны, говорится, что Система — это нечто вроде нотной грамоты для актера. С другой — что она описывает объективные законы пребывания артиста на сцене. С третьей — что это свод предписаний, позволяющих артисту войти в некое «правильное» состояние. С четвертой — что это способ самопознания человека, играющего на сцене, некий аналог хатха-йоги, которой Станиславский был увлечен и которую прозорливо разглядел в его поисках Гордон Крэг. «Нотная грамота», объективные законы, способ самопознания… Неужели нечто может быть одним, другим, третьим, четвертым и т. д. одновременно? Это первый вопрос, который меня занимает. И сразу же второй.

Инна Натановна Соловьева в своем вызвавшем бурный резонанс интервью на OpenSpace.ru говорит, что Станиславский, в отличие от многих других выдающихся артистов, очень боялся черного портала сцены. И разрабатывать Систему он начал именно для того, чтобы преодолеть свой страх перед зрительным залом. Система — это в первую очередь описание уникального опыта одного великого артиста. И именно как описание личного опыта Система может пригодиться (или не пригодиться) лицедею. Но если она была придумана для артистов, чтобы помочь им входить в творческое состояние, то почему и зачем ее так упорно преподают режиссерам? Для чего она им? И нужна ли она сегодня вообще? (Константину Богомолову) Костя, давай сначала ответишь ты. Зачем тебе Система?

КБ: Скажу честно: я не знаю зачем. Я учился у Андрея Александровича Гончарова и не помню, чтобы нам кто-то велел прочесть Станиславского (хотя его именем все время оперировали).

МД: Но ты ведь прочитал?

КБ: Я читал беспорядочно. Читал, не направляемый кем-то из педагогов. Для меня учение Станиславского несет прежде всего этический смысл. Он словно князь Мышкин, пришедший в пространство Петербурга, если понимать под Петербургом театр. Станиславский отличался неспокойным, странным, нервным ощущением жизни. Ощущением, что все вокруг не так устроено. И оно постоянно претворялось у него в попытки вырваться из рутины, преодолеть ложность и искусственность отношений внутри театра.

Для меня его опыт не система. Просто был такой странный человек с необычным взглядом на театр, болезненно наблюдавший за собой. Я глубоко убежден, что в профессию — актерскую и режиссерскую — приходят психически нездоровые люди. И стараются направить свое нездоровье в креативное русло. И в текстах Станиславского я всегда наблюдал как бы запись, фиксацию течения болезни. Желание выйти на сцену — как непреодолимая психическая тяга; понимание своей эгоистичности, «эксгибиционизма», каких-то психических маний — и вечная борьба со всем этим, бесконечная попытка это преодолеть. К учению Станиславского я во многом отношусь как к интересной врачебной практике. К
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 17:11
http://oteatre.info/nikakih-tut-pravil-net-nikakih/?f..{%22494997663930735%22%3A205909056255436}&action_type_map={%22494997663930735%22%3A%22og.likes%22}&action_ref_map=[] полностью

«Никаких тут правил нет. Никаких»

Марина Давыдова
№10, 2013
off stage, культурный герой

Smelyanskij

В тот момент, когда состоялся наш разговорс известным театроведом и ректором Школы-студии МХАТ, было ничего не известно о его скорой добровольной отставке. Поэтому интервью получилось не итоговое, а наоборот — полное надежд. Театр. не уверен, что новая жизнь легендарного вуза оправдает эти надежды, но не сомневается, что один из лучших ректоров страны, сбросив груз административной работы, вернется к театроведческим штудиям. Пусть не за Школу-студию, но за отечественную науку о театре в этом случае можно будет только порадоваться.

МД: Как вам кажется, есть какая-то специфика у Школы-студии МХАТ в «разливанном море» других театральных институтов?

АС: Специфика заключается в том, что в России все централизовано. И театральное образование тоже с какого-то момента оказалось централизовано. Трудно даже сказать, с какого именно, потому что сама Школа-студия существует с 1943 года, а советский культ Художественного театра начинается еще раньше — в 30-е. И возникшая при Художественном театре школа, конечно же, тоже стала культовой и эталонной. Любой молодой человек, увлекавшийся театром, стремился попасть именно сюда. Я вот даже по себе сужу: почему я в 17 лет из Горького поехал сначала в Школу-студию? Это потом я пошел в «Щуку», где дошел все-таки до второго тура — здесь-то меня на первом срезали… Потому что был культ, каноны. При этом канонизировался самый неинтересный, самый мрачный период в истории Художественного театра.

МД: А эти каноны, они кем были выработаны? Ведь не Станиславским же…

АС: Я бы сказал, что их выработал коллективный разум советской театральной критики. Когда совсем недавно в МХТ праздновали юбилей Станиславского, я, будучи больным и находясь далеко, организовал тем не менее утреннюю сессию, где наши, англо- и франкоязычные режиссеры и артисты должны были поговорить о Станиславском без публики. Собрались почти приватно Тревор Нанн, Роберт Фолс, актриса Наташа Пари, жена Брука, Люк Бонди, Абрахам Ф. Мюррей, Деклан Доннеллан, наш Кирилл Серебренников и т. д. И вот Тревор Нанн говорит: «Вы знаете, когда речь идет об открытии Станиславского, речь идет просто о новом качестве правды». Оно все время меняется: когда мы слушаем Качалова или даже актера 20-летней давности, то поражаемся, как выспренне, как возвышенно он разговаривает, вроде сейчас так уже никто не говорит. Но в его время это считалось нормой, образцом. Это качество правды, которое меняется, собственно, и есть главное открытие Станиславского. Когда говорят «четвертая стена» или «не верю», речь идет только об этом. О доверии к переживанию человека на сцене, к его сценической подлинности.
Страницы: Первая Предыдущая 2 3 4 5 6
Яндекс.Метрика