РЕФОРМА ТЕАТРА!

Опубликовано: 47 дней назад (26 ноября 2014)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
"....Все понимают, что та система управления, которая существует, требует принципиальных изменений в структуре, в штатном расписании театров. А если вернуться к театру кукол, то, возможно, мы вообще перестроим его структуру, возможно, создадим отдел развития, арт-дирекцию. Ну не работают те системы, которые работали раньше. Сегодня нужны системные изменения — это понятно всем."
ТЕКСТ ПОЛНОСТЬЮ
http://www.mk.ru/culture/interview/2012/03/30/687506-..
Неприкрытая правда о новой премьере в Большом театре. | МУЗЕЙ КОШКИ приглашает:
Вадим Сайфуллин # 28 ноября 2014 в 18:26
http://www.novayagazeta.ru/arts/54104.html ПОЛНОСТЬЮ
Геннадий ДАДАМЯН: Киркой и лопатой в театре работать нельзя

Профессор ГИТИСа, экономист, социолог анализирует ситуацию смены поколений в московских театрах в исторической перспективе
— Чем объясняете желание московских властей поменять кадры?

— У нас в Москве зарегистрировано 317 театров. Предположим, что половина из них действующие. Теперь ответьте — сколько театров из этих 150 делают «театральную погоду» на завтра? Думаю, что если посчитать, наших с вами пальцев окажется больше. Конечно, это не означает, что остальные не нужны. Но проблема есть, и ее надо решать. Как? У меня нет общего ответа на этот вопрос. Но я помню ситуацию московских театров 1970–80-х годов, когда многим художественным руководителям было далеко за 70, и они были своего рода тромбом в кровеносной театральной системе. Когда после 1985 года в театры пришло новое, более молодое поколение, в частности, Генриетта Яновская, Алексей Бородин и другие, это был ответ на вызов времени.

Я прочитал недавнее интервью министра культуры Москвы, начальника Департамента культуры Капкова. Он исходит из самоочевидной идеи: театр — искусство зрелищное. Его должны посещать, потому что «театр — это место, где формируются смыслы». Поэтому он видит свою задачу в том, чтобы найти «агентов изменения, людей, которые готовы ставить перед собой цели, формировать какие-то смыслы, поднимать это на какой-то уровень, а дальше готовы отходить в сторону». Тут возможны вопросы — по каким критериям искать таких людей, как обеспечить кадровую смену и т.д. Но, признаемся, задача достойная.

Стриндберг говорил, что любая художественная идея живет 10-15 лет. Справедливость этого тезиса подтверждается судьбой и Таганки, и ряда других театров. Мы живем в чересчур динамичном мире. Мы включены в темп этих изменений, поэтому не чувствуем их. Но если посмотреть со стороны, увидим — все меняется, и кардинально, и быстро, в том числе зритель. Я бы так сформулировал императив нашего времени: «Художник сегодняшний не должен быть равен себе вчерашнему, а завтрашний — сегодняшнему». Все разговоры про репертуарный и проектный театр — это проблема изменяющегося, переходного времени. У китайцев есть пословица: «Если ты почувствовал ветер перемен, то надо строить не стены, а ветряную мельницу». Мы же одной ногой стоим в советском прошлом, а другой — в российском настоящем. В этом наше несчастье.

Надо понимать: кроме тоталитарных государств, ни одна страна не поддерживает театры на 100%. Во всем мире доля государственной поддержки театров — не самый существенный процент их доходов. В США это 5-8%. В Великобритании действует принцип «вытянутой руки»: чиновники не распоряжаются деньгами, государство дает половину средств через Общественный совет, если театр сам собрал другую половину.

Сегодня ситуация в российской театральной экономике переходная. Ведь человечество придумало только две системы театральной, культурной, социальной жизни. Первая — система самоорганизации, когда все зависит от общественной инициативы и частного почина. Власть обеспечивает условия, но не вмешивается в жизнь культуры. В идеале самоорганизация означает, что вся инициатива идет снизу и принадлежит предприимчивым, талантливым людям. Встретились, например, двое в «Славянском базаре» и получился МХАТ. Но самоорганизация невозможна без спонсоров и меценатов, без морозовых, мамонтовых, тарасовых, поляковых… Чтобы взлететь, этой системе необходимы два крыла поддержки: государственная и общественная. Например, в США свыше 60 тысяч частных фондов поддержки культуры, не считая средств, которые выделяет Национальный фонд поддержки искусства, средств штатов, городов, фирм, корпораций. В царской России на культуру шло около 10% всех меценатских денег, но именно о них мы знаем больше — рекламной отдачи они приносят больше всего.

Второй принцип — система государственной организации и управления художественным процессом. Впервые в мире ее попытался реализовать Ленин, подписав в 1919 году декрет об объединении театрального дела. С января 1921
Сергей Минин # 28 ноября 2014 в 19:21
И всё же, думается мне, "вопрос лидера" - самый важный сегодня. По меньшей мере, для нашего театра.
Наш нынешний формальный худрук когда-то, ещё в его бытность "главнюком", на мой вопрос о какой-то из многих накопившихся за годы безрежиссёрья творческих проблем, заданный ему как лидеру, дословно ответил : "Неужели Вы считаете, что я буду этим заниматься ? Главный режиссёр - это только форма оплаты за две постановки в год".
А недавно в приватной беседе с критиком этот Заслуженный работник культуры УР объявил, что из всей труппы ему только собственная жена интересна, а каждая новая роль остальных из двух десятков актёров - "очередной гвоздь в мой режиссерский гроб".
Мы, скорее всего, тоже не сахар, и в большинстве не юного возраста. Однако и нам бы хотелось идти вперёд за талантливым, энергичным, обаятельным режиссёром, а не плестись непонятно куда за сонным субъектом, который мечтает о пенсии, не любит ставить кукольные и, особенно, детские спектакли и, похоже, вообще, "по жизни" работать не любит.
Итог : всё более явный конфликт между худруком и труппой ; всё большее недоверие к руководству ; заметное уже и зрителю падение постановочного и исполнительского уровня спектаклей.
Вадим Сайфуллин # 28 ноября 2014 в 22:00
Сергей, какие реформы принесли бы на Ваш взгляд результат?
Евгений Капустин # 28 ноября 2014 в 23:35
Сергей, при всем уважении к тебе лично, мне все же трудно представить такой "дословный" ответ главного режиссера. Почему? Дело даже не в цинизме фразы, - трудно представить его даже предположив, что человек так на самом деле думает. Главный режиссер, конечно же, не должность, а образ жизни. Для очередного режиссера спектакь - цель, а у главного - один из главных инструментов в выстраивании внутренних взаимоотношений в театре. Именно этим обьясняется несогласие по судьбе главных режиссеров, занимать посты очередных. Им не хватает больших целей. Мне пару раз предлагали хорошие зарплаты на 2-х ролях, но зачем? Нет возможности исполнять мечту - к чему тогда работа?
Сергей Минин # 29 ноября 2014 в 03:37
Евгений, Экий ты недоверчивый, Женечка, всё досужей сплетницей и врунишкой меня выставить пытаешься ;-))) Именно такими словами и сказал. Допускаю, что он был с абстинентным синдромом, а то и принявшим от него жидкое средство. Совсем, как в тот раз, когда ни пикнике по случаю закрытия очередного сезона заявил, приняв на грудь, хвастливо : "А ведь это я Жуковскую съел !". Жуковская была нашим прежним директором, рекомендовавшим его на должность (как выяснилось в итоге, именно "должность") худрука, давшая первые в жизни звания ему и его новой супруге. И первое, что он сделал после назначения - накатал на Жуковскую телегу в минкульт. Похоже, это свойство большинства недавних лузеров : неблагодарность и мстительность. Стоит им ухватить удачу за хвост, как они начинают мстить всем без разбора за свои недавние неудачи. Хотя, вроде, по-человечьи было бы вернее, используя попавшие в руки рычаги власти, помогать тем, кому несправедливо нынче не везёт...
Сергей Минин # 29 ноября 2014 в 04:03
Вадим, Я бы в первую очередь сделал "прозрачными" стены кабинетов наших руководителей. А то доходит до маразма. К примеру, в омском "Арлекине" мне рассказывали о том, что пробиться к директору - дохлый номер. Всё через секретаря. И о том, что про производственные собрания коллектива, там давно забыли, приходят в театр, как на завод, играют спектакли, репетируют и уходят. Обо всём узнают из приказов на доске объявлений.
И при этом начальство хочет от коллектива "понимания, поддержки".
Во вторую, усилил бы роль худсовета в принятии творческих решений. Нынче руководство многих театров слишком буквально понимает то, что он - худсовет - "совещательный орган", и в большинстве случаев просто игнорирует его мнение.
В третьих, упразднил бы в большинстве театров худруков. К сожалению, назначение на эту должность чаще всего лишь поднимает и без того не мизерную зарплату главного режиссера или директора, раздувает их эго до невероятности и не улучшает сложившуюся в театре ситуацию. Исключение я бы сделал для реальных лидеров, авторитетных режиссеров или актёров, которых рекомендует на этот, главный в театре пост не директор, а творческий коллектив, и он же, как в случае с депутатами и избирателями, отзывает.
В четвертых, законодательно сократил бы в государственных театрах разрыв между доходами руководства и работников. Все понимают, что за ответственность надо доплачивать, но 20-кратная разница в доходах актёра и директора не может не вызвать негативной реакции. Если руководство хочет жить хорошо, пусть ищет возможность увеличить зарплату и работникам.
Это то, что сразу, словно вшивому мысли о бане, пришло в голову.
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 04:16
Сергей, А вот про худ совет давай пообщаемся поподробней. Меня интересует твоё мнение по этому вопросу в более развёрнутом виде. начиная от формирования до реализации решений.
Сергей Минин # 29 ноября 2014 в 05:31
Вадим, уверен, для тебя не секрет, что многие худсоветы (также как профсоюзы) в театрах - "карманные". В худосовет "рекомендуют" и убирают из него недовольных "политикой театра" всё те же главные режиссёры (худруки) и директора. Труппа театра к этому выбору, как правило, отношения не имеет, ей даже положения о "совещательном органе" не показывают. Оно вообще существует ? В итоге на закрытых худсоветах кукушки хвалят петухов, а если случается казус несогласия с "генеральной линией", это попросту замалчивается, несмотря на протоколы.

Думаю, противовес не должен превращаться в довесок.

Хотя выборы членов худсовета на собрании труппы вполне могут вылиться такое же абсурдное торжество дилетантства, как при всенародных выборах в Госдуму.

М.б. выход в обнародовании протоколов худсоветов (я снова о своей любимой прозрачности), пусть труппа знает, кто из членов худсовета кривит душой, когда говорит в кулуарах о том, как он "возмущался, доказывал, что такое безобразие принимать нельзя, но его мнение проигнорировали". Обнародование протоколов позволит труппе быть в курсе решений худсовета и, в случае их невыполнения, выразить на общем собрании недоверие действующему составу худсовета, обоснованно потребовать его переизбрания уже с учётом мнения коллектива.
Евгений Капустин # 29 ноября 2014 в 07:18
Сергей, а вот интересно - в чем смысл худсовета, в чем его задача? Это я хочу узнать, чтобы понять, смогу ли я сказать что то в этом форуме...
Для чего нужен худсовет по твоему усмотренью?
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 10:22
Сергей, значит формирование худ.советов должно идти не келейно, но как?
Если в худ.совет входит, как правило много, более половины всех членов, актёров, а потому замалчивания уже не может быть?
Какие основные вопросы должен решать худ.совет?
Сергей Минин # 29 ноября 2014 в 13:40
По-моему, в идеале, главная задача худсовета - быть демократическим противовесом для мнения назначенного министерством художественного руководителя театра, который, увы, часто преследует личные цели. И именно поэтому, как правило, стремится, чтобы в худсовете были зависимые от него, и во всём с ним согласные, члены - с неизменным "одобрямс!".

Опять же в идеале, допускаю, что "одобрямс!" могут быть искренними, если одобряются предложения уважаемого труппой фактического лидера театра. Хотя и такие лидеры, как все люди, не застрахованы от ошибок и субъективности.

Не уверен, уместна ли параллель с законодательной и исполнительной властью в стране, но знаю по опыту, что от "карманных" худсоветов нет никакого проку. Чайку попили, наговорили друг другу комплиментов, а что спектакль принимать нельзя - так ведь он уже на месяц вперед администраторами продан - Бог с ним ! - и не такое принимали. Поиграем полгодика и спишем тихонько.

А основные вопросы ? Они, я думаю, прописаны в Положении о художественном совете, которое вряд ли изменилось за минувшие 40-50 лет.
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 14:37
http://www.teatral-online.ru/news/8104/
Культурная революция
Почему российский театр стал заложником консерватизма
Ирина Алпатова


Артисты Театра Гоголя, возмущенные назначением Кирилла Серебренникова худруком, два месяца подряд писали открытые письма, устраивали акции протеста. За последние годы о подобных бунтах «Театрал» сообщал не раз.
Однако за актерскими склоками как-то сама собой проявилась странная тенденция: едва в размеренную жизнь коллектива внедряется что-то новое, как тут же раздаются крики: «Не дадим уничтожить систему репертуарного театра-дома!», «Сохраним традиции русского психологического театра!» И еще много чего про вредоносность европейских веяний, которые подчас долетают до российских сцен. Но так ли уж страшны европейские веяния? И почему театральные деятели чаще всего боятся современного искусства? Ответы на эти вопросы нужно искать, видимо, в консервативной природе российского театра…

«Одним Островским сыт не будешь»

Сегодня существует масса театров, затерявшихся во времени и пространстве, втиснутых словно в какую-то безвоздушную колбу, не пропускающую современные «сквозняки». Например, МХАТ имени Горького, ведомый Татьяной Дорониной, принципиально игнорирует, какое нынче тысячелетье на дворе. В репертуаре спектакли, которые с равным успехом могли быть поставлены и десять, и двадцать, и тридцать лет назад.

Другой стороной консерватизма является и то, что талантливые режиссеры при первом удобном случае начинают вдруг тиражировать свои постановки. Например, Валерий Белякович, возглавив Театр Станиславского, перенес сюда целый ряд своих спектаклей из Театра на Юго-Западе. «Тетка Чарлея» Сергея Яшина обосновалась не только в Москве, но и в Ярославле, и в Туле. Вадим Романов переносит свои «Покровские ворота» из Новгорода в Краснодар. И так далее.

Это все спектакли правильные, грамотные, профессиональные, вполне «традиционные», но с маленьким недостатком – обращены они ко вчерашнему зрителю, который затерялся в прошлом, упрямо дистанцируясь от современного мира. Тогда стоит ли удивляться тому, что молодежи в театрах становится все меньше? Отсюда и статистические данные о посещаемости, которые, помимо всего прочего, намекают на необходимость реформ.

Еще одна сторона консерватизма кроется в нежелании актеров впускать в свой творческий мир новые традиции, в нежелании соответствовать современности. Стоило худруку Театра на Малой Бронной Сергею Голомазову заикнуться на сборе труппы, что он намерен пригласить на постановку модного режиссера Константина Богомолова, как старейший артист театра Виктор Лакирев подскочил с места и заявил: «Я видел, что сделал Богомолов с «Лиром». Да за такие вещи сечь надо на конюшнях! Это возмутительно!» Затем он не раз пытался объяснить свою позицию: «Я не знаю более действенного средства, чем настоящее переживание. Никакими Богомоловыми вы не замените этого! И нельзя перечеркивать богатство русского репертуарного театра, приглашая в театр молодого, смелого режиссера». Позицию Лакирева поддержали и другие корифеи труппы.

Однако Сергей Голомазов на встрече с коллективом держался уверенно: «Позволю себе заметить, что явление Константина Богомолова на театральной палитре города и те противоречивые оценки, которые вызывает его творчество, – это лишь начало театральной революции, свидетелями которой нам предстоит быть в ближайшие три-четыре года. Я вас уверяю, что вскоре в этом городе появятся молодые режиссеры, в сравнении с которыми творчество Богомолова покажется рождественской сказкой. Так было много раз – во всех театральных Мекках мира… Я не собираюсь превращать Театр на Малой Бронной в шапито, и моя позиция не отменяет тех ценностей репертуарного театра, о которых вы говорите. Просто одним Островским сегодня сыт не будешь. Я побывал на Авиньонском фестивале: вы даже не представляете себе, как далеко сегодня шагнуло мировое искусство. Это в начале XIX века все было строго разграничено, а сегодня театральное дело стало синтетическим».

Впрочем, о синтетической природе современного искусст
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 15:41
Сергей,можешь выслать положение о худ совете?
Но ведь с другой стороны худ совет худсовету рознь.
И всё же как должно идти формирование художественного совета театра?
Сергей Минин # 29 ноября 2014 в 16:39
Вадим, я бы и сам не прочь ознакомиться с этим Положением. Увы, не показывать подчинённым документы, на основании которых принимаются решения (упорно делать вид, что их не существует, или трактовать их смысл по-своему) - любимое занятие многих руководителей. Уверен, ты наслышан об абсурдной екатеринбургской истории, когда наружная реклама с цитатами из Конституции РФ (!) была расценена городскими властями, как "экстремистские призывы".

Попробую найти это положение в сети, хотя складывается такое впечатление, что нынче каждый театр (художественный руководитель) разрабатывает собственные положения.

В том, что касается формирования, в худсовет обычно входят все ведущие специалисты творческого цеха театра, несколько авторитетных актёров, как правило, лояльных в отношении "генеральной линии", иногда - "люди со стороны" (театральные критики, журналисты и пр.). И - повторюсь - хорошо, если руководитель, у которого при формировании худсовета на руках все козыри - фактический, а не формальный (назначенный) художественный лидер театра, когда диктатура - не навязанный, а естественный выбор труппы, готовой идти за своим лидером "в огонь и в воду". Но и в этом случае, я думаю, вопрос об оценке работы худсовета, ежегодно должен быть в повестке сборов труппы, и в случае, если эта оценка неудовлетворительна, именно труппа вправе выдвинуть кандидатуры для замены бесполезных членов худсовета.
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 17:16
Грядет эпоха новых пятилеток
http://www.teatral-online.ru/news/8664/
Заместитель Александра Калягина Геннадий Смирнов о грядущей контрактной системе в российском театре
Заместитель председателя СТД РФ, помощник Александра Калягина Геннадий Смирнов прокомментировал «Театралу» отношение Союза театральных деятелей к готовящейся реформе.

..............Коренные изменения, о которых можно говорить уже сейчас, будут заключаться в двух вещах: конкурс-переаттестация будет проводиться раз в пять лет для всех сотрудников театральной сферы, по всей вертикали, и в первый раз он будет касаться также всех, нанятых и на бессрочный договор когда-то давно, и принятых на работу недавно на срочный договор с оговоренным сроком истечения. Усилится роль профсоюзов, которые, как и в советское время, будут защищать права и отстаивать социальные гарантии людей, которые будут, согласно законопроекту, работать на пятилетних контрактах.........
.............Думаем, что одна из причин этого в том, что в наших условиях увольнение артиста (вокалиста, танцора, музыканта) из театра в связи с окончанием срока трудового договора (контракта) или достижением пенсионного возраста чревато для него не только потерей социального статуса, но и серьезным снижением материального достатка, невозможностью обеспечить себе за счет государственной пенсии достойное существование...........
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 17:39
http://www.teatral-online.ru/news/8685/
«Театр слишком дорого обходится государству…»
Контрактная система: «за» и «против»
Татьяна Власова, Ирина Алпатова


Как писал «Театрал», к июню 2013 года все театральные коллективы обязаны перейти на контрактную систему. Проще говоря, все сотрудники театров переводятся на срочные трудовые договоры и становятся «работниками по найму». Споры о целесообразности этой реформы не утихают давно и, по сути, сводятся к вопросу: что будет дальше с русским репертуарным театром? «Театрал» задал этот вопрос экспертам номера.
Алессио Бергамо, режиссер частной театральной компании (Рим):

– Было время, когда все театры в Италии, как и в России, финансировались из госбюджета. Деньги из центрального фонда распределялись и по государственным театрам, и по частным. Но потом чиновники сделали подсчеты и решили, что театр слишком дорого обходится государству, и сумму сократили. В итоге во всей Италии теперь всего лишь 19 государственных театров, остальные – частные. И абсолютно все работают на контрактной основе.

Я могу назвать всего пару театров, где подписывают контракты на три года. Но это – исключение. Как правило, в крупных театрах, таких как Piccolo Teatro di Milano, заключаются контракты на одну постановку – по часам. И так со всеми: и с режиссерами, и с актерами. Команда набирается под проект.

Вообще итальянская театральная система стала очень слабой. Это произошло потому, что не было адекватных попыток реформировать систему. Все сводилось к сокращению финансирования, и в конце концов театр сдох. В Италии всего лишь 0,25% госбюджета идет на культуру, а в Германии 4%. Вот и сравнивайте.

Актеры часто работают бесплатно, на голом энтузиазме и часто плохо, непрофессионально. Они соглашаются только на месяц черной работы – и выпускать спектакль приходится в сжатые сроки. Это влечет за собой любительство, падение качества. Но если актер приносит себя в жертву театру и в духовном, и в материальном плане, значит, он знает, зачем это делает.

Есть еще одна проблема контрактной системы – безликие театры. Когда в России говоришь «театр», имеешь в виду коллектив людей, а в Италии – только здание. Это же огромная разница! Я знаю, что здесь, в Москве, блестяще выстроена репертуарная политика: уже после второго спектакля становится ясно, в каком направлении работает театр. А в Риме я открываю сайт театра и закрываю его, потому что не знаю этих людей. У театра нет лица. В Италии он очень часто является залом, который сдается в аренду.

Культура на рынке выжить не может – выживает одна фигня: держаться на кассовых сборах могут только масштабные музыкальные проекты или недорогие кабареточные спектакли с телезвездами в главных ролях. Зрителей привлекает еще и то, что во время этих спектаклей к столикам подается шампанское.

…Моя компания живет три года. Собираемся мы в общей сложности два месяца в год. Я придумал себе систему: 15 дней работаем, за пару вечеров показываем то, что успели сделать. Кто хочет, тот смотрит. И разбегаемся. Никаких декораций – только импровизация и актеры. Этот наш подход уже превращается в «художественную линию». Если получаем грант, то играем спектакль месяц. Но этот грант, в общем-то, сущие копейки. Актеры сами откуда-то выгребают деньги.

Например, очень многие актеры кинулись в педагогику, так что у нас с огромной скоростью размножаются театральные школы. И можно представить себе, какой от них «прок»: что за люди преподают и кто идет учиться. Серьезно педагогикой никто не занимается, потому что работают на контрактах и приходят на месяц, чтобы прочитать свой курс.

То, что творится в Италии, – это полное безобразие! И в России, конечно, есть свои перегибы. Но репертуарный театр – это завоевание русской культуры. Можно программировать свою работу, строить репертуар, делать спектакль глубже, ждать, когда он «вырастет». Не случайно русский театр является одним из лучших в мире по качеству. И терять это грешно. Но продавать цветы, конечно, проще, чем возделывать сад.

Юрий Итин, директ
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 17:44
Сергей, понравилась идея формирования состава Худсовета театра привлекая сторонние авторитеты. В некоторых регионах есть экспертный совет министерства культуры, который и принимает спектакли. В него входят представители всех творческих союзов, видные театральные деятели. Это конечно же снимает келейность решений о приёмке спектакля, оценки его уровня.
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 17:58
ПОЛНОСТЬЮ http://file-rf.ru/analitics/813
Позиция. Народный артист России Лев Додин:
«Художественный театр не может быть экономически прибыльным предприятием»

31 января 09:00

Лев Додин
народный артист России, художественный руководитель Академического Малого драматического театра – Театра Европы
В последнее время в России всё чаще слышны ссылки на опыт рыночного развития культуры в США, в современной Европе. В головах в лучшем случае создаётся невероятная путаница, а подчас нам навязываются ложные убеждения.

Позиция. Народный артист России Лев Додин: «Художественный театр не может быть экономически прибыльным предприятием» - Лев Додин. Фото ИТАР-ТАСС.
Лев Додин. Фото ИТАР-ТАСС.

У нас в Малом драматическом целую неделю гостили все сотрудники театрального отделения Йельского университета (третий из девяти колониальных колледжей США, основанных до Войны за независимость в 1701 году, входит в «Лигу плюща» – сообщество восьми самых престижных частных американских университетов; вместе с Гарвардским и Принстонским составляет так называемую «Большую тройку»). Приехали в полном составе кафедры режиссуры и актёрского мастерства.

Хочу подчеркнуть: это Йельский университет был у нас, а не мы у них. Три года они приглашают нас провести мастер-классы и сыграть свои спектакли. Нам пока не удаётся – просто потому что нет времени, есть другие планы. Это к разговору о том, насколько русский театр отстал от «передового» – американского и европейского.

Среди прочего, гости сказали нам, что добились для художественных отделений на 70% бесплатного образования. А в ближайшие пять лет хотят достичь полностью бесплатного. Объясняют: только тогда, когда мы начнём учить только тех, кого хотим набрать, а не способных заплатить, будет уверенность в полной эффективности своего труда.

А в России нам сегодня постоянно внушают, что нужно резко увеличивать платное образование.

Может быть, в экономических, физических, даже общегуманитарных вузах это в какой-то мере оправдано. Вероятно, удаётся дать основательные знания по этим дисциплинам человеку, не имеющему соответствующего дарования. Но ни за какие деньги нельзя научить актёрскому, режиссёрскому, балетному или другому художественному искусству того, кто не имеет таланта.

Сегодня в качестве критерия эффективности вуза ставят количество платных студентов. Мы тем самым заранее говорим, что обучение будет на 50 процентов менее затратным для государства, но абсолютно бессмысленным и нерезультативным.

Все лучшие театральные школы России, начиная с Императорской театральной в Петербурге и Филармонического общества в Москве, которым руководил Немирович-Данченко, откуда вышло большинство будущих звёзд Художественного театра, – были бесплатными. МХТ, не имевший тогда своей школы, приглашал для обучения молодых людей, будущих артистов, в качестве сотрудников – и платил им за это, потому что понимал: талант стоит денег.

Целый ряд критериев, предъявляемых сегодня к художественным вузам, вообще не имеет к ним отношения.

Недавно прочитал, что Санкт-Петербургская театральная академия в результате некоего мониторинга причислена к числу не самых эффективных образовательных учреждений. Я абсолютно спокойно к этому отношусь. С одной стороны, потому что знаю: это наряду со школой-студией МХТ – один из лучших театральных вузов мира. С другой, я согласен с тем, что академия недостаточно эффективна. Но по совсем другим критериям, нежели применявшиеся при занесении в список Минобрнауки.

В ней действительно слабая инфраструктура. Потому что в этом здании, когда я в нём учился в начале 60-х, занималось 270 студентов. А сегодня на том же пространстве – их 900! Трудно дышать, не то что заниматься творчеством. Естественно, здание, которое давным-давно не ремонтировалось, просто не может вынести такого количества. А студентов всё больше, в аудитории наталкиваются по 40 человек – ничему научить невозможно, эффективность падает.
Малый драматический театр Санкт-Петербурга. Сцена из спектакля «Коварство и любовь». Фото
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 18:21
http://www.oprf.ru/press/news/2013/newsitem/22484
Артисты переаттестации не подлежат

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Артисты переаттестации не подлежат
ОП направила в Госдуму заключение на законопроект, предусматривающий переаттестацию творческих работников.

Законопроект предлагает ввести обязательную процедуру конкурсного отбора творческих работников для замещения соответствующих должностей. Процедуру конкурсного отбора предлагается применять при трудоустройстве, по истечении срочного трудового договора, либо в случае, когда работник в течение пяти лет работает на основании договора, заключенного на неопределенный срок. В последнем случае отказ от участия в конкурсе, по задумке авторов, чреват увольнением.

Общественная палата признает «необходимость совершенствования правового регулирования труда творческих работников, тем не менее не поддерживает концепцию законопроекта».

По мнению ОП, законопроект «нуждается в серьезной доработке и концептуальном пересмотре подхода к использованию процедуры замещения должностей на основе избрания по конкурсу».

«Для проверки соответствия работника занимаемой им должности используется процедура аттестации. В отличие от конкурсного отбора, аттестация не предполагает наличия иных претендентов на замещение должности работника, поскольку на момент проведения аттестации работник уже состоит в трудовых отношениях с работодателем. Несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе, подтвержденное результатами аттестации, в настоящее время является основанием для увольнения указанного работника по инициативе работодателя (пункт 3 части 1 статьи 81 ТК РФ в действующей редакции)», — говорится в заключении.
Вадим Сайфуллин # 29 ноября 2014 в 19:02
Полностью http://flb.ru/info/55913.html
РАЗГРОМЛЕННЫЕ ТЕАТРЫ

Театр Гоголя

Редкий москвич хотя бы краем уха не слышал о прошлогоднем скандале в Московском драматическом театре имени Гоголя. В августе 2012 года Сергей Капков привел сюда прогрессивного худрука Кирилла Серебренникова.
Выдержав продолжительный конфликт с актерами старой труппы, активно воспротивившимися «силовым методам превращения театра в площадку для своеобразных экспериментов», Серебренников набрал близких ему по духу артистов.

Кстати, актер «Центра драматургии и режиссуры» Александр Сомов припоминает любопытный момент: съемочная группа канала «Москва-24» приехала к Кириллу Серебреникову, чтобы задать вопросы об увольнениях артистов театра Гоголя, до этого объехав еще пару бушующих театров. Открытый и прозрачный, как все креативные люди, Серебренников прервал съемку и позвонил Капкову. Капков перезвонил в «Москву-24» – репортаж в эфир не пошёл.

Сегодня «ретрограды и бездельники» заклеймены, эксперименты идут полным ходом, «Серебренников превратил непопулярный театр в современный Гоголь-центр», пишут «Московские новости». Теперь никаких проблем нет, кроме той, что для многих само имя любимца Капкова Серебренникова, «называемого лидером современного театрального процесса» – это предвестник культурной изжоги.

Неутомимо реакционная газета «Завтра» назойливо и скрупулёзно подсчитывает достижения современного мастера.

«На сцене МХТ, одного из самых известных театров Москвы, возглавляемого О. Табаковым, идет упомянутая постановка Серебренникова «Человек-подушка». Спектакль о том, как некий сказочный герой по имени Человек-подушка приходит к детям и подстрекает их к самоубийству: подсовывает баночку с таблетками, показывает, как натянуть на голову полиэтиленовый пакет. Но одна девочка не поддается на его уговоры. И очень зря, потому что вскоре в отсутствие мамы ее начинает насиловать какой-то мужчина. И жизнь девочки становится столь печальной, что однажды она решает-таки внять доброму сказочному советчику и кончает с собой. Для усиления эффекта на сцене появляется реальная девочка 8 лет, облитая (надеемся, бутафорской) кровью и символически распятая на кресте…»

«Спектакль «Пластилин». С него Серебренников начал свое восхождение. Герой пьесы — мальчик 14 лет, изнасилованный матерью и двумя мужчинами.

В «Полароидных снимках» явлено «органичное сочетание» некрофилии и педерастии, поскольку на сцене совокупляются два представителя мужского пола, живой и мертвый.

В «Голой пионерке» (само название чего стоит!) фигурирует девочка, попавшая на фронт, изнасилованная советскими солдатами и ставшая фронтовой проституткой.

В спектакле «Отморозки» молодежь на сцене устраивает беспорядки, швыряет ограждения, пинает ОМОН и милиционера.

В спектакле «Клеопатра и Антоний» декорации изображают сцены совокуплений. В конце спектакля действие переносится в бесланскую школу».

Так вот зачем театр им. Гоголя был переименован в «Гоголь-центр»! – догадывается благодарный зритель. – «Что, ж-па во время спектакля на сцене голая? Ну так у нас и не театр, а центр, как вы не понимаете, мещане!»

Следует отметить, кстати, что основная аудитория Серебренникова, по его собственному признанию, дети и молодёжь.

—Сергей Александрович, вы способны признавать ошибки? – спросил Капкова в интервью журналист «МК».
— Конечно. Работая, мы ошибаемся.
— О чем пожалели в прошлом году?
— Думаю, что с театром Гоголя можно было решить вопрос менее болезненно…

Интересно, о чем он пожалел в нынешнем? Если учесть, что в июле 2013 года спектакль Серебренникова «Человек-подушка» проверялся прокуратурой на наличие сцен педофилии, а постановка «Отморозки» — на призывы к революции.

Театр на Таганке

Актрису «Театра Содружества актеров Таганки» Лидию Сергеевну Фомину тревожит появление в их театре выпускников Школы театрального лидера, которую курирует заместитель Капкова Евгения Шерменева. Студенты, которых обучают корифеи типа Шерменевой и Серебренникова, раскрепощают школьнико
Яндекс.Метрика